1982 — невисокосный год, начинающийся в пятницу. Год, когда расцвела популярность кубика Рубика и в СССР начала вещание вторая общесоюзная телепрограмма.

 

 

1 марта — Советский спускаемый аппарат «Венера-13» совершает посадку на планете Венера.

7 марта — Советский режиссёр Андрей Тарковский сел на самолёт «Москва—Рим», и, как позже окажется, покинул страну навсегда.

2 апреля — Начало Фолклендской войны: аргентинские войска захватили Фолклендские острова. Великобритания разрывает дипломатические отношения с Аргентиной.

12 апреля — В газете «Комсомольская правда» опубликована статья «Рагу из синей птицы», содержащая критику творчества группы «Машина времени» и рок-музыки в целом.

23 апреля — Английская компания «Синклер Рисёрч» представила 8-разрядный домашний компьютер «ZX Spectrum», один из наиболее популярных компьютеров в Европе в 1980-е годы.

19 сентября — Скотт Фалман (США) впервые предложил использование смайликов.

10 ноября — скончался Генеральный секретарь ЦК КПСС, Председатель Президиума Верховного Совета СССР Леонид Ильич Брежнев.

12 ноября — после смерти Леонида Брежнева (10 ноября) Генеральным секретарём ЦК КПСС избран Юрий Андропов, бывший председатель КГБ СССР.

(Из Википедии)

 

  • Сарафанное радио в 1982 году.

 

В конце июня вернулся из армии. По великому блату почти устроился на престижную работу. Гомельский завод РТО (радиотехнической оснастки) выпускал ЭВМ (не путать с Эдуардом Васильевичем Малофеевым). Написал заявление о приеме на работу в отдел пуско-наладки ЭВМ. Командировки по крупнейшим городам Советского Союза. Зарплата от 250 рублей. Мечта. Последнее препятствие – документы проверялись в Москве, в КГБ в течение 2-3 месяцев. Созыв поработал (не работа – Мальдивы) воспитателем в пионерском лагере. Пионервожатые – девчата из Мозырьского педагогического института на практике. Этот месяц достоин отдельной статьи. Позвали съездить в Эстонию на заработки, безденежье очень напрягало, решил, пока проверяются документы, подзаработать. Несколько забегая вперед: когда, наконец, таможня (КГБ) дала добро, фасады затянули настолько, что в Гомель поступать на работу не поехал. Наверное, зря.

 

Прибыли в Кохтла-Ярве в полдень. Я, 30-летний препод из Гомельского университета (каждый год летом он брал отпуск на 2 месяца, ехал на шабашку и потом на заработанное что-то покупал, недоступное на зарплату рядового преподавателя. В том году зарабатывал на мотоцикл «Ява»), и третьим дедок лет 60-ти, в качестве низового. Низовой «на фасадах» — человек, обслуживающий фасадчиков на люльках; мешал раствор, наливал в ведра краску, разносил под люльки и цеплял на веревку. Наш низовой оказался весьма колоритной личностью: лет 35 из своих шестидесяти провел на зонах и поселениях. Достаточно безобидный дядька, не взирая на свою биографию. Кладезь зэковских баек, тюремного фольклора и виртуоз карточных игр «очко» и «бура». В первый же день выиграл в «буру» всю наличку у бригады. Наш бугор проявил педагогическую мудрость – запретил деду играть в карты «на интерес» под страхом отправки домой.

Гомель в 80-х называли столицей фасадчиков и городом невест.

Утром пошли на объект. Залез с крыши на люльку, колени трясутся с непривычки так, что люлька ходит ходуном, начал потихоньку красить. Часов в десять к дому подъехала машина скорой помощи, с люлек на тросах посыпались вниз, как яблоки, мои новые знакомые, на минутку ныряли в «Скорую помощь», перекуривали, и вновь запрыгивали в люльки. Картина, скажу я вам, интригующая. Вечером, в общежитии, после моих расспросов, все оказалось просто и буднично. Все ребята, кроме нас вновь прибывших, были из одной деревни, пацаны 23-26 лет. Недели за две до моего приезда красили Центральный универмаг. Кто-то, история умалчивает, кто был первым, познакомился с кладовщицей, симпатичной женщиной лет 30-и. Вот тут-то и вступило в действие сарафанное радио: в течение трех дней все шестеро моих «фасадчиков» время от времени прерывали свои героические трудовые будни и навещали склад универмага. На третий день как-то сразу у всех появились подозрительные симптомы в виде насморка нижней половины тела. Кладовщица взяла отпуск за свой счет, а бригадиру пришлось договариваться с медперсоналом и лечить личный состав без отрыва от производства. Еще дней 10 машина как по расписанию появлялась по утрам во дворе, только что без сирены. С окончанием покраски моего первого дома закончился и курс лечения. Из очередной зарплаты незадачливые кладовщики-ассистенты отстегнули бригадиру по 200 рублей.

 

  • Коньяк «Наполеон» в 1982 году

 

Закончился мой первый фасад, я немного пообвык. Мальчишки из бригады работали без перерыва с апреля месяца, поэтому командир решил отпустить их на недельку домой. Юра-препод, что приехал с нами, тоже отпросился в Гомель решать какие-то свои вопросы. Мы с дедом остались вдвоем, бригадир поставил задачу покрасить цоколь, пообещав заплатить по 100 целковых.

Вот на этой школе три с половиной десятка лет назад я висел на люльке

Кохтла-Ярве – город шахтерский. Эстонцы как-то не очень стремились под землю, предпочитая менее романтические профессии. Поэтому население города процентов на 70 состояло из славян. То, что мы находимся почти в Европе, напоминали лишь прилавки местных магазинов, некоторые надписи на эстонском языке, да дождливое английско-прибалтийское лето. Зарплаты у шахтеров приличные, поэтому пили эстонские шахтеры-славяне по-взрослому. И на этой почве, наверное, процент разведенных шахтерских жен зашкаливал. Иной раз нас приглашали «на чай» прямо из люльки. Очень удобно, кстати, шагнул в окошко, испил чайку и обратно за работу. Я, памятуя о машине «Скорой помощи», не решался принимать приглашение, а ребята ничего, успевали и люльку согнать и чая испробовать.

 

В 82-м в Гомеле за колбасой выстраивалась очередь метров в 300. А в Кохтла-Ярве в любом магазине сортов по десять колбас, сыра. Все аккуратно расфасовано, нарезано. Хочешь, бери батон «Докторской», хочешь сто грамм копченой. Мои ребята решили поразить воображение хойникской (родная деревня находилась в Хойникском районе) публики. Накупили колбасы, сыров, экзотических консервов, несколько бутылок бальзама «Старый Таллинн». Апофеозом, или гвоздем программы, стала покупка ананаса и бутылки коньяка «Наполеон». 75 рублей за бутылку коньяка, пусть даже «Наполеон», эта цена просто не укладывалась у меня в голове. Люди моего поколения, я думаю, согласятся с автором. О трюфелях за тысячу долларов тогда слыхом не слыхивали. Если бутылка хорошей водки стоила 4 руб.12 коп., что же было разлито в тех красивых бутылках? Можете понять мое нетерпение, как я ждал приезда товарищей, чтобы расспросить их о волшебном напитке. «Ну, как? Ну, что за «Наполеон»? Ребята почему-то прятали глаза. Сало, как сало. Коньяк, как коньяк. Короче говоря, в первый день приезда набрались, ночью пошли на точку за самогоном, там не открыли. Пришлось довольствоваться «Наполеоном», так что ничего конкретного о вкусе сказать не можем. Никто не помнит.

75 рублей за «Наполеон». Полцарства за коня.

  • Зэковская байка из далекого 1982-го

 

Цоколь мы с дедом одолели дня за три. Остальное время коротали в общежитии за картами под «Горькую настойку «Листопад»». Не «Наполеон», конечно, но за 1 руб.74 коп. вполне достойный напиток, да еще с таким поэтическим названием. Читать было нечего, оставалось довольствоваться бесконечными рассказами деда (это тогда мне казалось деда, а сегодня я бы сказал довольно крепенького мужичка). Но знаете, оно того стоило. Рассказчиком дед был замечательным, где-то что-то, наверное, приукрашивал, но захватывало. Сейчас уже ничего не помню, кроме одной истории.

Чайник золотой. Голь на выдумку горазда.

После очередной отсидки жил мой дедуля на поселении возле золотого прииска. Женщин в поселке почти не было, а доступная всего одна. Но обслуживала только за золотой песок. Не знаю, как там обстояли дела с выносом песка с прииска, или сами бедолаги мыли породу в близлежащих ручьях, факт тот, что за n-ное количество песочка можно было заслужить благосклонность местной жрицы любви. Товар дефицитный, что у продавца, что у покупателя. Поэтому, поход к нашей даме был значительным событием для местной публики. И вдруг один ушлый клиент повадился к приисковой знаменитости ежедневно, а то и по два раза на дню. Завидовали ему всем поселком. Однажды напоили парня до поросячьего визга и стали выпытывать главную военную тайну Кибальчиша. Расслабился наш герой, да и, не в пример Кибальчишу, раскололся. Говорит, нашел я медный чайник, и обрабатываю его напильником время от времени. Концовки этой истории дед мне не рассказал, но то, что чайник всем поселком спилили за месяц, я до сих пор помню.

 

 

 

 

 

 

По волнам моей памяти

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *