По хронологии следовало бы начать с выстрелов на книжной ярмарке, я же сначала напишу о событии, произошедшем на день позже. Итак, 7 мая 1932 года, в Париже шагнул из окна 6-го этажа мой тезка – бывший корнет российской армии Сергей Дмитриев.

 

В последнее время все чаще стал обращать внимание на различные совпадения. Посудите сами: убийство президента – событие неординарное. Я считаю себя достаточно эрудированным человеком, много читаю, а об убийстве французского президента впервые узнал всего несколько дней назад. Мало того, что убийцей был русский. Павел Горгулов, стрелявший в президента, называл себя поэтом, писателем. Вообще, в этом деле много странного, недоговоренного, непонятного. А Сергей Федорович Дмитриев, так чисто по-русски отреагировавший на убийство президента Франции, был родом из Саратова. К сожалению, узнать о нем удалось совсем немного, но обязательно продолжу поиски, а пока поделюсь с вами тем немногим, что удалось выяснить.

Убитый президент Франции

Поль Думер. 08.05.1932. Париж.

 

В моем сознании корнет ассоциируется с юностью, безусостью и нравственной чистотой. «Корнет Оболенский, налейте вина». Сергею Дмитриеву в мае 32-го было уже 36. Участник Великой войны. В Гражданскую воевал в Добровольческой армии в 5-м гусарском Александрийском полку. Александрийцев называли «Бессмертные гусары». Интересна история прозвища: в 1813 полк входил в объединенный прусско-русский корпус под командованием фельдмаршала Блюхера. Победителю битвы при Ватерлоо было уже за 70, он был подслеповат, поэтому приветствуя отличившихся в бою александрийцев, ошибся, спутав их с прусскими «Черными гусарами» (в 8-м Гусарском полку прусской армии Блюхер начинал службу, позже командовал этим полком): «Привет вам, Гусары Смерти»! Командовавший русскими князь Мадатов поправил Блюхера: «Мы не гусары смерти, Ваше Превосходительство. Мы – бессмертные гусары!» Ответ так понравился Императору Александру Первому, что тот тут же своим рескриптом закрепил за храбрецами официальное название «Бессмертные гусары». И еще о 5-м Александрийском: «Когда я пьян, а пьян всегда я…» – эти строчки тоже о наших «бессмертных».

 

Корнет Дмитриев после Гражданской войны очутился в Париже, бедствовал, последние годы мыл посуду в ресторане на Монмартре. Узнав об убийстве Горгуловым Поля Думера, чтобы снять подозрения в причастности к гнусному злодеянию 150-тысячной русской общины, «бессмертный гусар» и вышел из окна 6-го этажа. Вот так вот чисто по-русски. В последней записке читаем: «Умираю за Францию».

 

А Павел Горгулов, – то ли псих, то ли чекист с хорошей легендой, – так до сих пор никто и не знает. Писал прозу, стихи под красноречивым псевдонимом Поль Бред. Найти его творений тоже не удалось, хотя парень издавался на деньги своих жен-почитательниц. По общему мнению, обычное графоманство, но, чтобы не уподобляться «Не читал, но осуждаю» высказываться не буду, может быть, удастся найти образчики его творчества – любопытно.

Павел Горгулов. Он же Поль Бред.

Казак? Чекист? Сумасшедший? Узнать, наверное, уже не суждено

 

Мало кто из русских правителей умер своей смертью; и в убийстве Кеннеди есть русский след – Ли Освальд. Теперь вот, оказывается, и во Франции мы успели отметиться. К чести французов, после этого дикого убийства не было ни погромов, ни антирусских гонений. А Горгулову-Бреду 14 сентября того же года отрубили голову под несвязное бормотание: «Россия, Россия. Фиалка победит машину». И даже при казни проявилась русская индивидуальность – не помещалась голова в гильотину, пришлось работать в аварийном режиме.

 

5-й Гусарский Александрийский Ея Императорского Величества Государыни Императрицы Александры Феодоровны полк.
=================
Песни Бессмертных Гусар


=================
Эй, кто там, в траурной венгерке
(Пускай погибну безвозвратно)

Эй, кто там, в траурной венгерке,
Чей взор исполнен дивных чар?
Я узнаю тебя, Бессмертный
Александрийский Лейб-гусар!

Без пиджака, в одном халате,
Шинель надета в рукава,
Фуражка тёплая, на вате,
Чтоб не болела голова.

Пускай погибну безвозвратно,
Навек друзья, навек друзья,
Но всё ж покамест аккуратно
Пить буду я, пить буду я.

Пока я пьян, а пьян всегда я,
Ничто меня не сокрушит,
И никакая сила ада
Моё блаженство не смутит.

Сейчас я только полупьяный,
Я часто вспоминаю Вас,
И по щеке моей румяной
Слеза катится с пьяных глаз.

А поутру, пред эскадроном,
В седле я буду строг и прям,
И взором пламенным и томным
Ловить улыбки милых дам.

Я возвращался на рассвете,
Всегда был весел, водку пил,
На Петербуржском факультете
Образованье получил.
Белеет парус одинокий
В житейском море, господа.
Привет, немытая Россия,
Гори, гори моя звезда!

Памяти «Бессмертного гусара»

Памяти «Бессмертного гусара»: 2 комментария

    • 02.04.2017 в 05:46
      Постоянная ссылка

      Да, нет (вот ведь русский язык! то ли да, то ли нет?!) все в порядке. Просто жизнь нынешняя не располагает к темам типа «Весна, Оптимизм и Первомай».

      Ответить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *