Племянница попросила попродвигать ее группы во ВКонтакте, дело для меня новое, поэтому пришлось погрузиться по уши в SMM. Свой блог, естественно, подзабросил. Кому интересно, можете посмотреть, что у меня получается: «Свадебный салон Мендельсон. Гомель» и «Детские нарядные платья. Гомель»

Но вернемся к Тбилиси 1980-82. В этой последней части моих армейских воспоминаний предлагаю вам несколько интересных, на мой взгляд, зарисовок.

 

Раз в месяц финчасть выдавала зарплату, наступали горячие денечки. Но вот зарплата начислена, ведомости заполнены, едем в банк за капустой. Нам с Верой Васильевной (кассир) выделялась машина, популярный в армии тех лет УАЗик, и мы отправлялись в банк. Это сейчас банков, что собак нерезаных, тогда же, даже в столице, банк был единственный, как КПСС. Получать приходилось 200-220 тысяч рублей. Сумма, слабо поддающаяся представлению. Для молодежи попробую пояснить: самая престижная машина в СССР 21-я Волга стоила 15 тысяч. Путем несложных арифметических действий получается целых 14 Волжанок. Представляете? Вера Васильевна уходила в банк часов на шесть, получить эту гору денег и пересчитать. Стоянка для машин находилась метрах в ста от входа, полдня я отсыпался, читал, часам к трем вешал на плечо автомат (с боевыми патронами) и выдвигался навстречу. Иногда В.В. уже ждала меня в вестибюле, иногда приходилось подождать. В.В. быстро делала свой небольшой бизнес, пожалуй, поясню – тоже интересно. Наши генералы получали нехилую зарплату и предпочитали крупные купюры. Пятидесятирублевые и сотенные банкноты всегда были в дефиците, а в Тбилиси, особенно. По большому блату В.В. удавалось выпросить для генералитета несколько крупных купюр, а у входа уже стояли молодые люди, готовые за сотку дать 110 рублей. Для чего им это было нужно? Мне представляется такая картина: приглашаешь даму в ресторан, расплачиваешься сотенной, все – она твоя. Но я отвлекся. Деньги были в двух больших чемоданах, вес такой, что В.В. их до меня еле дотаскивала. И я забрасывал автомат за плечи, брал чемоданы и пер их к машине. Сейчас думаю, как просто было тюкнуть меня чем-нибудь по башке, взять чемоданы, вскочить в машину и отбыть к недалекому Черному морю.

Сотку доводилось видеть не часто

Еще немного о зарплате. Я очень ждал этого события. Во-первых, кровные 3 руб. 62 коп. – для меня тоже были деньги немалые, худо-бедно 25 пачек «Примы» и еще останется на комсомольские взносы (2 коп.) и какую-нибудь булочку. А самое главное, это был уже мой маленький бизнес. В двух штабах было около 320 офицеров, причитающиеся им деньги разлаживались в коричневые вощеные конверты. Командир приходил в финчасть, расписывался в ведомости, получал конверт, доставал деньги, а конверт возвращал до следующего раза. Генералам начфин лично носил конверты в кабинет. Моей обязанностью было разложить выпотрошенные конверты по алфавиту. Обычно после рабочего дня, в полном уединении, я приступал к этой волнующей процедуре. Каждый конверт таил в себе неизведанное. Колюсь: к В.В. стояла очередь, офицеры торопились получить денежки, иногда в конверте оставалась одна, а то и две монетки. Разлаживая конверты, две фамилии я ждал с особым волнением, их обладатели принципиально не забирали мелочь. Если начислено 710 руб. 09 коп. – это одно, а если 710 руб. 98 коп.? Иной раз набиралось до пяти рублей, гуляй, губерния! А за месяц до дембеля, в одном из конвертов притаился сиреневый четвертак. Было немного стыдно, но ведь я не украл?!

Четвертак упал с неба

Раз в неделю из части вывозили мусор на городскую свалку. В этот наряд попадали по большому блату. Почему? Сейчас расскажу. Свалка была далеко за городом, на ней ушлые солдатики открыли Клондайк – место, куда выбрасывался брак Тбилисской табачной фабрики. Из каждой поездки привозилось метров 20 неразрезанных сигарет. Не знаю, почему это был брак, особо от обычного курева не отличалось. Оторвешь от длинной колбасы сколько нужно и на перекур. Я уже писал о нашем почтальоне, который здорово шарил в электронике, со свалки ему везли радиоприемники, телевизоры, радиолы. Прикупишь в городе пару тиристоров и к дембелю становишься обладателем крутой цветомузыки.

 

Цепляются воспоминания одно за другое, нанизываются в памяти, как куски мяса на шампур. Еще про сигареты. Умер какой-то отставной генерал, из роты охраны выделили 7 бойцов на похороны, установить большую армейскую палатку для поминок, пальнуть в воздух на кладбище. Родственники покойного в виде благодарности дали солдатам по бутылке лимонада, упаковочке печенья и по 3 пачки сигарет. Получил свой презент и Коля Лойко, жадноватый паренек из-под Ровно. Лимонад, печенье заточил сразу, а с сигаретами вышла неразрешимая дилемма. Не курил Коля, а отдать жалко. Решил, выкурю свои сигареты, и больше не буду. Вот так из-за собственной жадности, наверное, курит до сих пор.

 

В Тбилиси к солдатам относились очень хорошо, не любили только ВВшников, говорят, в 50-х было в Тбилиси какое-то сильное волнение, жестоко подавленное внутренними войсками. Если у грузина солдат просил закурить, чаще всего тот брал себе пару сигарет, а пачку отдавал солдатику. Некоторые за увольнение настреливали себе на месяц вперед. В киосках у продавцов мелочи не было вовсе, ну не принято было давать сдачу копейками. И этим кто-то пользовался: протягивает рубль, просит пачку сигарет, стоит, ждет сдачу. Продавец в недоумении: – Ты чего? – А сдачу? На тебе твой рубль, возьми сигареты, будь здоров, генацвале…

Таких ныне нет

На рынке солдат считает копейки, просит килограмм мандаринов. Чаще всего дадут три килограмма, а денег не возьмут. Широкая душа у грузинов.

 

Хватит на сегодня, а рассказывать еще и рассказывать. Поэтому, продолжение следует.

 

Красная Армия всех сильней. Часть 3

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *